Вы здесь

Суд достанут из кармана

/ Российская бизнес газета /

Сегодня одной из наиболее обсуждаемых тем в профессиональном сообществе стал проект реформы третейских судов, разработанный минюстом.

Она направлена на то, чтобы привлечь внимание к российским третейским судам представителей бизнеса и тем самым убить двух зайцев - разгрузить государственные суды и вернуть в Россию коммерческие споры с участием российских компаний из Лондона, Парижа и других крупных центров арбитража.

Система третейских судов в России существует давно, но особой популярностью не пользуется (кроме, пожалуй, МКАС при Торгово-промышленной палате РФ), поскольку средний и крупный бизнес предпочитает искать правды в иностранных судах и арбитражах, если есть такая возможность, и в первую очередь в Лондоне.

Это вызвано в большинстве случаев проблемами, возникающими на этапах оспаривания и приведения в исполнение решений коммерческого арбитража. Наши государственные суды, к сожалению, часто демонстрировали антитретейский подход и отменяли эти решения или отказывались исполнять их.

Однако в последние годы в отношении к третейским судам наметился существенный сдвиг в лучшую сторону.

Больше третейских решений приводилось в исполнение в России, суды перестали повсеместно злоупотреблять категорией "публичный порядок" и ссылаться на нее при отказе в приведении решений коммерческого арбитража в исполнение. Тем не менее элемент непредсказуемости сохранялся. Периодически он проявлялся в виде, например, отмены государственным судом решения третейского суда, поскольку в арбитражной оговорке было не совсем точно указано название арбитражного института, или в виде признания корпоративными и не подлежащими к передаче в третейский суд споров, связанных с продажей акций.

К сожалению, в российской практике достаточно часто получалось так, что, разрешив спор в третейском разбирательстве (и потратив на это значительные временные и денежные ресурсы), компания-победитель могла не достичь желаемого результата, натолкнувшись на недружелюбное отношение государственных судов.

Все это вынуждало российские компании, которые могут себе это позволить, переносить свои споры за границу: несмотря на близкую к астрономической стоимость арбитража в Лондоне или Париже, результат разрешения споров там оказывается в большинстве случаев более предсказуемым.

Скорее всего, непредсказуемость реакции государственных судов на решения коммерческого арбитража являлась следствием сразу нескольких причин. Во-первых, общего отношения государственных судов к третейским как к подозрительным и некомпетентным конкурентам.

И во-вторых, наличия рамочного и недостаточно проработанного законодательного регулирования третейского разбирательства. Все это привело к тому, что включение арбитражной оговорки в договор можно было иногда приравнивать к игре в "русскую рулетку", что, без сомнения, препятствовало развитию третейского разбирательства в России.

Российский национальный комитет Международной торговой палаты (ICC Russia) в 2012 году исследовал популярность России как места коммерческого арбитража. Большинство как российских, так и иностранных юристов-респондентов рассматривают третейский суд в РФ как средство разрешения споров, только если контрагент по сделке на этом категорически настаивает и "отказ от России как места арбитража приведет к отказу от сделки".

Как показал опрос, одна из причин такого отношения кроется, среди прочего, в недружественной коммерческому арбитражу практике российских судов, в стремлении судов пересматривать вынесенные решения по существу.

Предполагаемые минюстом правки в законодательство направлены на изменение этих негативных тенденций, создание более эффективной и привлекательной системы третейского разбирательства.

В частности, предлагается максимально широко обозначить круг тех споров, которые могут передаваться в коммерческий арбитраж (и среди прочего установить, что корпоративные споры все-таки могут рассматриваться в третейском производстве, хотя и с определенными оговорками).

В поправках рекомендуется также прописать процедуру оказания судами содействия третейским арбитрам в получении доказательств, зафиксировать презумпцию действительности соглашения коммерческого арбитража в случае неясности в его формулировке, перенести решение вопросов об отмене арбитражных решений и их исполнении на уровень судов кассационной инстанции (сейчас эти вопросы находятся в компетенции судов первой инстанции).

Кроме того, проект реформы предусматривает новую процедуру создания третейских судов - они могут создаваться только некоммерческими организациями и только после получения разрешения от минюста. Эта новелла направлена против деятельности так называемых карманных третейских судов при коммерческих организациях, которых часто в последнее время ловили на вынесении неправосудных решений. В законопроектах минюста эксперты находят и ряд недостатков, которые могут повлиять на систему третейского разбирательства. Так, пока вызывает вопросы, например, общая направленность на увеличение государственного контроля разных аспектов третейского производства. Но если на практике будут реализованы и поддержаны судами все положительные инициативы, возможно, у российского бизнеса появится эффективное альтернативное средство разрешения споров. Финальный пакет поправок будет внесен в Госдуму предположительно в начале лета.

04 марта 2014 года

Комментарии

Добавить комментарий

Войти на сайт

Plain text

  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
  • Разрешённые HTML-теги: <a> <em> <strong> <cite> <blockqoute> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd> <br> <p> <br/>
CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, изображенные на картинке
Нашли ошибку на сайте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Будет отправлен следующий текст:
Можете добавить свой комментарий (не обязательно).